• Слайд №5

    Новые правовые решения для лучших компаний страны
  • Слайд #1

    Правильные и смелые решения для развития и защиты бизнеса наших клиентов
  • Слайд #2

    Профессионалы в области системного использования правовых и экономических знаний
  • Слайд #3

    Мы честно и открыто делаем нашу работу

Аудит как конституционное право граждан. Интервью А.С. Левенсон для "Совет директоров Сибири"

1 апреля

Несмотря на реформирование российского аудита, по сути все более упрощающего смысл и общественную значимость этой правовой сферы, новосибирские аудиторы не намерены изменять своим профессиональным принципам

Именно новосибирскими учеными и аудиторами-практиками было положено начало инициативе укрепления целей и достоинства аудита, широко обсуждавшейся в ходе научно-практической конференции «Концепция развития аудита в России на среднесрочную перспективу» осенью прошлого года в Республике Алтай и собравшей заинтересованных участников — аудиторов, бухгалтеров, ученых из разных городов Российской Федерации: Хабаровска, Читы, Иркутска, Новосибирска, Барнаула, Нижневартовска, Новокузнецка, Кемерова, Уфы, Владимира, Тулы, Москвы, Ростова, Горно-Алтайска.
О том, в какой плоскости развиваются события, журналу «Совет директоров Сибири» рассказала один из лидеров движения за сохранение идеологии и статуса российского аудита — генеральный директор ООО «Сибирская юридическая компания-Аудит», соорганизатор оргкомитета по разработке Концепции развития аудита в России Анна Левенсон.

— Анна Самуиловна, мы не впервые встречаемся с Вами по этому поводу. Похоже, что с момента нашего последнего разговора и публикации в журнале год назад существенных положительных перемен не произошло?
— Более того, в прошлом году нависла очередная угроза реформирования аудиторской отрасли, которая могла бы привести на тот момент к тому, что за Уралом не осталось бы аудиторов в принципе.

— И этому у противников разгрома российского аудита нашлись адекватные контраргументы? 
— Сибирские аудиторы проявляли достаточную активность с самого начала: помимо прочих инициатив, было подготовлено открытое письмо президенту страны, которое мы, активисты сибирского аудиторского сообщества, передали по инстанциям через уполномоченного по защите прав предпринимателей Новосибирской области Виктора Александровича Вязовых. Думаю, благодаря этому реформаторские законопроекты и застряли, а в аудите с тех пор «базово» ничего не поменялось.
Тогда же, в 2018 году родилось предложение представить государству альтернативный взгляд на эту сферу деятельности. Начать говорить о том, зачем вообще нужен аудит, выполняет ли он свою основную задачу. Реформы направлены на регулирование технических деталей, которые не исправляют сути. И тогда, встретившись в коридоре перед кабинетом бизнес-омбудсмена, мы группой аудиторов договорились начать этот разговор. В результате у нас сформировался оргкомитет по разработке концепции развития аудита в России, базирующийся в Новосибирске. В него вошли от аудиторских компаний: я; член Совета СибТО СРО ААС, директор ЗАО «АК Баланс» Владимир Владимирович Кизь; руководитель СибТО СРО ААС Сергей Павлович Жуков; от науки — д.э.н., профессор, заведующий кафедрой Информационно-аналитического обеспечения и бухгалтерского учета Новосибирского государственного университета экономики и управления Павел Петрович Баранов.
Мы решили разделить проблемы на блоки: обучение, присвоение квалификации, виды аттестатов, статус этой профессии/деятельности — коммерческая она или нет, кому и зачем она нужна, как она должна регулироваться, ее исторические и географические аспекты. И в ходе этой работы пришли к выводу: этой профессии уже несколько веков, и если за это время она не умерла, значит нужна.

— Глубокий подход.
— Потому что глубока философия этой нужности. Я сформулировала ее для себя и других, готовясь к выступлению на конференции. Я спросила себя, как трактует роль аудитора в общественной жизни Конституция Российской Федерации? Она гарантирует гражданам право на достоверную информацию в сфере экономической деятельности: дольщикам, не получившим квартир, вкладчикам, оставшимся без вкладов, потребителям любых товаров и услуг, не получившим их соответствующего качества, клиентам негосударственных пенсионных фондов, любых инвестиционных компаний и так далее. Любая из этих организаций должна быть проверена по запросу общества, которому и представляется независимое мнение. А ответственность за его достоверность возлагается на проверяющего — аудитора. Таков алгоритм цивилизованных общественных взаимоотношений в рамках прав и обязанностей членов этого общества.

— В нынешних условиях получается?
— Сегодня можно говорить о том, что этой ответственности нет. Заказчика в лице общества, граждан тоже нет. Заказчик в нынешних реалиях — проверяемая организация, отношения с которой у аудитора строятся на основе договора оказания услуг. О какой независимости аудитора может идти в этом случае речь?

— Возникает вполне себе обывательский вопрос: зачем вообще тогда гипотетическому заказчику получать о самом себе объективное независимое мнение и платить за него, в чем его интерес? 
— Только очень высокий уровень культуры позволит человеку этим вопросом не озадачиваться. Бизнес должен бы сказать: да, для меня это важно потому, что аудит, в независимости и добросовестности которого я уверен, дает мне достоверную информацию о нынешнем самочувствии моего дела, а значит, и некие предположения на завтра. Во мне не сомневаются мои партнеры, как не сомневаюсь и я в контрагенте, с которым работаю, читая его отчеты. И цена такого уровня заключениям должна быть адекватной. Однако нынешние законодательные требования этому не способствуют. Напротив. Бизнес говорит другое: надо — значит надо. Я готов за это заплатить, но лишь тот минимум, который позволит получить ту бумагу, какая мне нужна. И все разваливается: у деятельности нет настоящего заказчика, который заинтересован в получении независимого объективного мнения. И проверяемое лицо решает, по каким правилам и за какие суммы проводится аудит. И это противоречие номер раз.
Второе — зачем обществу пользоваться результатами аудита, если оно понимает, что не получит никаких гарантий достоверности, поскольку аудитор ответственности перед ними за эту информацию не несет по закону. Да, есть некий круг лиц — акционеры своего же общества или в некоторых случаях государственные органы, которые могут предъявить аудитору какие-то требования. Но эти случаи единичны. Система же под это не заточена.

— А что думают об этом сами аудиторы? 
— Мы откровенно поговорили об этом на конференции. Оказалось, что многие не мыслят в этой плоскости. Люди настолько задавлены ситуацией, что в основном говорят об одном: как нам плохо, как нам выполнить все новые правила и соблюсти стандарты, которые на нас валятся, как нам пройти контроль качества. Причем, когда начинается разговор о самом качестве, я задаю всегда один и тот же вопрос: в чем суть моего качества? В том, что я в определенные, обозначенные регламентом моменты времени совершила какие-то правильные формальные действия, правильно расставила реквизиты, в правильных местах поставила подпись? Безусловно, все это важно. Но не первостепенно. Это говорит лишь о том, что реформа подвела людей к необходимости просто «закрыть вопрос». А поскольку настоящего пользователя все равно нет, с заказчиком нужно как-то договариваться хотя бы за три копейки… В течение лет двадцати мне казалось, что менталитет меняется, все чему-то учатся, все развивается. Но оказалось, что все эти годы все шло иначе — произошла деградация некоторых важных экономических составляющих модели функционирования экономики. А то, о чем мы говорим, — как раз один из кирпичиков основы системы функционирования и той самой инвестиционной привлекательности и стабильности экономики. Нам могут сказать, что кризисы не минуют никого, в том числе благополучные экономические системы. Это так. Но благодаря тому, что эти системы работают хорошо и слаженно, а ответственность за происходящее в обществе несут разные институты, они очень быстро из этой ситуации выходят, восстанавливаются и идут дальше. У нас такого механизма нет. А то, что есть, не удовлетворяет той базовой задаче, которая поставлена, в том числе конкретно перед аудитором.

— Вы можете предложить нечто конкретное по выправлению ситуации в удовлетворяющем запросы общества русле? 
— Предложений много, но хочется выделить значимые.
Первое: концептуально, на законодательном уровне изменить статус аудиторской деятельности по проведению обязательного аудита. Сделать ее не обычной коммерческой, которой она, по сути, сейчас является, но признать ее публичной функцией, обеспечивающей соблюдение конституционных прав граждан на достоверную информацию в сфере экономики. Таковые у нас есть. Например, нотариальная, также осуществляющая публичную функцию. Ведь просто документ и документ, оформленный с участием нотариуса, — это две совершенно разные субстанции. То же должно происходить и с экономической информацией: просто отчетность и отчетность, заверенная аудитором, должна быть разной с точки зрения доверия и возможности использования в принятии решения. По большому счету, не удостоверенного документа не должно существовать в большей части экономики в принципе. И определение цены аудита должно регулироваться тарифом, установленным нормативным актом. Сейчас много говорится о финансовой и правовой грамотности всех граждан. И к этой грамотности надо идти со всех сторон, в том числе с аудиторской. И если за Уралом в результате укрупнения этой деятельности не будет, то не будет развиваться и эта культура. Не будет людей, несущих в мир этику этих отношений, понимание этих процессов предприятиями и гражданами.
Второе. А дальше, если мы начинаем рассуждать про публичный статус аудита, нам следует обязательно исключить аудит из гражданско-правовых отношений, дать ему специальный публичный статус и специальное регулирование по установленным законом правилам.
И третье. Ответственность аудитора не должна быть ограничена субъектным составом. Аудитор должен нести ответственность перед любым лицом, которое в своей деятельности воспользовалось информацией, содержащейся в аудиторском заключении.

— У Вас нет опасения, что, несмотря на все усилия и инициативы, караван все равно пойдет дальше? 
— Гораздо больше меня пугает нежелание самих аудиторов формировать позицию в этом процессе, который мы затеяли. Если нас будет, скажем, только пятеро, то так и случится. Наши аудиторы активны, но только когда над ними нависает очередной законопроект, определяющий: если завтра у тебя не будет договора, ты не работаешь. Тогда они готовы даже
выйти на пикет. Но ведь цель-то иная: граждане должны задуматься о том, о чем мы сейчас целый час рассуждаем с Вами, а заинтересованные представители государства — разглядеть ту идею, которую мы пытаемся донести. Возможно, для этого им стоит перечитать Конституцию. Ведь в тех целях, которые пытаются достичь реформаторы от государства, есть очевидные пробелы во многих отраслях. Их нужно заполнять каждому на своем месте, в своей отрасли, формируя профессиональное мнение, донося до власти. И постараемся обсудить наши, казалось бы, «узкие отраслевые» проблемы с бизнесом и максимально донести наш взгляд до федеральных властей.
— А мне — пожелать Вам обязательного успеха.

Текст подготовлен: Наталья СЕКРЕТ

Опубликовано: "Совет директоров Сибири"   Рубрика "Де-юре" 3(162)