• Слайд №5

    Новые правовые решения для лучших компаний страны
  • Слайд #1

    Правильные и смелые решения для развития и защиты бизнеса наших клиентов
  • Слайд #2

    Профессионалы в области системного использования правовых и экономических знаний
  • Слайд #3

    Мы честно и открыто делаем нашу работу

Необходимость формирования новой концепции аудиторской деятельности в РФ. Статья Левенсон А.С., Жукова С.П., Кизя В.В., Баранова П.П.

5 июня

Происходящие в аудиторской отрасли ре­формы отчетливо обозначили отсутствие в среде аудиторов и со стороны регуляторов единого понимания направления разви­тия аудита. Как известно, в 2016 г. на сайте Министерства финансов был опубликован Проект Концепции дальнейшего развития аудиторской деятельности в Российской Федерации. Данный проект концепции глав­ной целью дальнейшего развития аудитор­ской деятельности в Российской Федерации определил формирование и поддержание доверия делового сообщества и общества в целом к результатам оказания аудиторских услуг. Для достижения этой цели проект Концепции предложил решение следующих основных задач:

1) повышение качества аудиторских услуг;

2) повышение конкурентоспособности аудиторских организаций, индивидуальных аудиторов;

3) повышение престижа аудиторской профессии.

Решение данных задач, безусловно, по­ложительно скажется на состоянии отрас­ли. И обсуждаемый проект является, как он и заявлен, концепцией развития аудита. Однако, на наш взгляд, в период реформи­рования профессии обществу необходима концепция аудита как таковая, необходим фундамент для выстраивания надежного здания аудита.

Итоги регулярного «заплаточного» ре­формирования аудиторской отрасли мы, аудиторы, ежедневно наблюдаем в своей работе. Очевидная деградация отрасли, от­ток кадров, демпинг и снижение качества. Все предыдущие и планируемые изменения регулирования аудиторской деятельности несут очевидное ухудшение положения всех аудиторов, кроме иностранных монополи­стов,  в чей интерес не входит развитие рос­сийского аудита России как государства с сильной экономикой и соблюдение консти­туционных прав граждан на информацию. В этом материале мы предлагаем объективно посмотреть на ситуацию не с позиции праг­матиков от государства или предприни­мателей от аудита, а с позиции сущности и нужности аудита как явления.

В 2003 г. в ходе рассмотрения жалобы аудитора Выставкиной Конституционный суд РФ высказал несколько важных выво­дов о деятельности аудитора (Постановле­ние Конституционного суда от 01 апреля 2003 г. по делу о проверке конституцион­ности положения п. 2 ст. 7 ФЗ «Об ауди­торской деятельности» в связи с жалобой гражданки Выставкиной). В частности, было отмечено: - «из статьи 71 (п. "ж", "р") Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее ст. 8 (часть 1), 29 (часть 4), 34 и 114 (п. "б" части 1) следует, что в Российской Федера­ции официальный бухгалтерский учет слу­жит инструментом финансового регулиро­вания и проведения единой финансовой (в том числе налоговой) политики; обеспечи­вая реализацию конституционного права на информацию в сфере предпринимательской деятельности и экономики, основанной на принципах юридического равенства сторон и договорных отношениях, конкуренции и риске, бухгалтерский учет является одной из конституционных гарантий единого рын­ка, единства экономического пространства как одной из основ конституционного строя Российской Федерации.

Указание Конституции Российской Фе­дерации на официальный характер бухгал­терского учета предполагает его публич­ность, а значит, необходимость наличия таких гарантий, которые позволяли бы в публичных целях обеспечить достоверность бухгалтерско-учетной информации, что не­возможно без составления и предоставле­ния бухгалтерской отчетности, а также без соответствующего контроля и проверки ее ведения».

Хотя выбор аудиторской организации и оплата оказываемых ею услуг осущест­вляются на коммерческой основе в рам­ках гражданско-правового договора, т. е. опосредуются частно-правовой формой, по своим целям, предназначению и функциям обязательный аудит проводится в интересах неопределенного круга лиц и государства, т. е. в общественном интересе.

«...Проведение обязательного аудита не подразумевает инициативу аудируемого лица, а является его обязанностью, обреме­нением публично-правового характера. Ау­диторское заключение, составленное по ре­зультатам проверки, входит в официальную бухгалтерскую отчетность за год в качестве обязательного элемента; без него отчетность не может быть принята, а пользователи фи­нансовой (бухгалтерской) отчетности, в том числе государственные налоговые органы, не вправе считать ее достоверной».

Мы позволили достаточно длинную ци­тату, чтобы подчеркнуть, что даже Конституционным судом обращено внимание на несоответствие статуса аудита тем общественным публично-правовым задачам, ко­торые он призван решать.

Поэтому мы выносим на обсуждение следующие предложения.

Во-первых, законодательно изменить статус аудиторской деятельности по про­ведению обязательного аудита – признать публичной функцией, обеспечивающей соблюдение конституционного права граждан на достоверную информацию в сфере предпринимательской деятельности и экономики, направленной на выполне­ние конституционных гарантий государ­ства на обеспечение в публичных целях достоверности бухгалтерско-учетной ин­формации.

Для реализации публичного статуса не­обходимо исключить регулирование прове­дения обязательного аудита гражданско-пра­вовыми нормами. Исполнение публичного обременения в виде аудита субъекты эконо­мической деятельности не могут проводить на основании гражданско-правового догово­ра оказания услуг. Это противоречит сути и содержанию обязательного аудита. Заказчи­ком результатов аудита является не экономи­ческий субъект, а неограниченный круг лиц, по сути – все общество.

Еще одной важной точкой концептуаль­ного изменения сущности аудита в РФ яв­ляется преодоление парадокса отсутствия заказчика. В настоящее время налицо отсут­ствие заинтересованности экономических субъектов в публичности и объективном выражении мнения о достоверности отчет­ности. Гражданско-правовые основы аудита исключают независимость аудитора, а за­казчик (и он же – аудируемое лицо) не может быть заинтересованным в выдаче независи­мого объективного мнения о себе. Таким образом, аудит в его современном регулировании – услуга, в которой не заинтересован ни заказчик, ни общество. Отсутствие заказчика лежит в основе вопросов качества, демпинга, выдачи формальных аудиторских заключений. А, по сути, заказчиком аудита являются пользователи бухгалтерской от­четности.

Во-вторых, ответственность аудитора не должна быть ограничена субъектным соста­вом. Аудитор должен нести ответственность перед любым лицом, которое в своей дея­тельности воспользовалось информацией, содержащейся в аудиторском заключении. Только такой подход может сформировать ценность у пользователя результатов ауди­торской деятельности.

В-третьих, порядок проведения обя­зательного аудита должен регулироваться публичными правилами, установленными законом. Тариф на проведение аудита в силу специфики этой функции и круга поль­зователей должен либо устанавливаться нормативным актом исходя из размера по­веряемого субъекта (формула), либо зако­нодательно должен быть определен порядок определения тарифа с участием СРО.

Рассматривая обязательный аудит как государственную функцию, функцию оценки достоверности финансовой отчет­ности организаций, в публичном интересе необходимо изменить порядок проведения обязательного аудита, порядок выбора ау­дитора. В данный момент этот порядок ре­гулируется договором между Заказчиком и Исполнителем услуг. На сегодняшний день существует несколько подходов для выбора аудитора:

· организации, с долей собственности государства более 25% выбирают аудито­ра в порядке, установленном Федераль­ным законом от 05.04.2013 №44-ФЗ (ред. от 27.12.2018) «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспе­чения государственных и муниципальных нужд» в соответствии с ч. 3 ст. 5 Ф3-307 от 30.12.2008г. «Об аудиторской деятельности» и по Правилам, утвержденными Постанов­лением Правительства от 28.11.2013 №1085 «Об утверждении Правил оценки заявок, окончательных предложений участников за­купки товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее - Правила 1085);

· организации, которые осуществляют за­купки в соответствии с федеральным законом № 223-Ф3 от 18.07.2011 «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» выбирают аудитора в соответствии с По­ложениями о закупке товаров, работ, услуг, которые утверждены коллегиальным органом этих организаций. Порядок выбора аудитора также регулируется только своим Положени­ем о закупке, в котором есть место и некон­курентным процедурам (в т. ч. заключению договора с единственным поставщиком), и конкурсным отборам. Но других не норматив­но-правовых актов по применению критериев отбора аудиторов нет;

· организации при заключении договора с аудитором руководствуются только маркетинговой политикой единоличного испол­нительного органа управления (руководите­ля организации) и, как правило, без всяких конкурентных процедур или по запросу це­новых предложений.

Эти подходы по выбору аудитора не соот­ветствуют сути и содержанию обязательно­го аудита. Применяемые процедуры закуп­ки аудиторских услуг во всех 3-х подходах не обеспечивают независимость аудитора от Заказчика, не повышают конкурентность на аудиторском рынке, не создают условия для повышения качества аудита, т. е. не решают те задачи, которые как раз должны быть ре­шены по итогам конкурсных отборов ауди­торов.

Критерии оценки конкурсных предло­жений таковы, что Заказчик (Организатор размещения заказа) может «регулировать» рейтинг того или иного участника закупки. Этому способствуют и Правила 1085, где Заказчик имеет право применять неизмеряемые показатели по критериям «Качествен­ные, функциональные характеристики». Ча­сто в Конкурсной документации Заказчиков встречаются по критерию «Качественные, функциональные характеристики» такие показатели, как «Соответствие основных подходов аудиторской проверки Техниче­скому заданию», «Сопоставление Методи­ки проверки в соответствие со спецификой деятельности организации», «Соответствие Отчета аудитора объему и специфике орга­низации» и т.д. А если учесть тот факт, что в составе конкурсных комиссий нет специ­алистов по предмету конкурса, можно пред­полагать о возможной оценке данного сопо­ставления различных методик аудиторских организаций.

Второй подход к выбору аудитора по­зволяет даже не проводить конкурентные процедуры по выбору аудитора, т. к. в со­ответствии с документами, регламентиру­ющими процедуры закупки, данный вид ус­луг (финансовые услуги) отнесен к закупкам у единственного поставщика.

Третий подход также позволяет закупать данные услуги у единственного (чаще всего одного и того же) поставщика, которым за­частую оказывается «карманный» аудитор.

Если проанализировать эти подходы, на­прашивается вывод: данная государствен­ная функция по оценке достоверности фи­нансовой (бухгалтерской) отчетности стала просто закупкой, услугой не для собствен­ника, не для неограниченного круга лиц, а для единоличного исполнительного органа в лице руководителя организации.

Для того чтобы аудит был востребован и имел независимость от Заказчика, необходимо изменить порядок выбора аудитора.

Все организации, попадающие под обяза­тельный аудит, должны осуществлять вы­бор аудитора по единым правилам отбора аудиторов. Для реализации этих целей нуж­но убрать закупки аудиторских услуг из за­конов 44-ФЗ и 223-Ф3.

Стоимость аудиторских услуг должна регулироваться тарифами в соответствии с показателями аудируемого лица (выручка, стоимость активов, количество сотрудников, виды деятельности, специфика, нали­чие налогов и т. д.).

Критерий «Цена» должен быть исклю­чен из Порядка оценки конкурсных пред­ложений участников конкурсного отбора аудиторов. Практика показывает, что опре­деление средней цены договора на аудит на конкретную организацию в целях уста­новления как начальной (максимальной) в принципе невозможно. Разница цен ауди­торов при сопоставлении (запросе ценовых предложений) отличается в разы. Затрат­ный метод, который также был рекомендо­ван Министерством экономического раз­вития РФ (приказ № 567 от 02.10.2013 «Об утверждении методических рекомендаций по применению методов определения на­чальной (максимальной) цены контракта, цены контракта, заключенного с един­ственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем)» предусматривает сумму про­изводственных затрат и обычной для этой деятельности прибыли. Комитет по аудиту Новосибирской торгово-промышленной палаты в январе 2019 г. провел опрос ру­ководителей аудиторских фирм города Новосибирска по затратам на конкретные субъекты экономической деятельности.

Разница между затратами отдельных фирм составила 73%. А если сравнивать разные субъекты Российской Федерации, разные аудиторские фирмы с разной деловой репу­тацией, с разной зарплатой аудиторов (от 15 000 руб. в Республике Хакасия до 150 000 руб. в Москве)? Явно определение ценоо­бразования аудиторских услуг говорит не в пользу затратного метода.

Порядок отбора аудитора должен быть направлен на оценку конкурсного предло­жения участника конкурса для конкретного субъекта экономической деятельности.

В качестве критерия «Квалификация участника закупки» можно предусмотреть следующие показатели:

· общий опыт деятельности на рынке ау­диторских услуг, количество лет;

· опыт аудита участника в сфере деятель­ности Заказчика (определяется по ОКВЭД);

· количество штатных аудиторов, рабо­тающих в организации по основному месту работы;

· количество штатных аудиторов, рабо­тающих в организации по основному месту работы, имеющих Единый аттестат (показа­тель для применения к акционерным обще­ствам с долей собственности государства более 25%);

· количество штатных аудиторов, рабо­тающих в организации по основному месту работы и рекомендованных на данную про­верку (баллы в соответствии с количеством, стажем, опытом);

· выручка аудиторской организации за аудит (в соответствии с формой 2-Аудит).

В качестве критерия «Качество, функци­ональные характеристики» или «Качество услуг» можно рассматривать результаты прохождения внешнего контроля качества аудиторской деятельности, где предусмо­треть бальную систему оценки (например, по 10-балльной шкале).

В качестве соблюдения принципов не­зависимости в аудите при выборе аудитора следует также ограничить количество про­верок одним аудитором у одного и того же субъекта экономической деятельности 1-2 проверками, контролировать участие в кон­курсном отборе организаций, которые 100% своей выручки получают от одного клиента либо аффилированных с ним лиц, заключе­ние договоров на дополнительные услуги аудиторов с Заказчиками.

В-четвертых, необходимо пересмотреть статус аудитора. Как мы видим, в настоящее время происходит «законодательная пере­квалификация» некоторых видов предпри­нимательской деятельности в деятельность профессиональную:

· закон об оценочной деятельности под оценочной деятельностью понимает профессиональную деятельность субъектов оценочной деятельности, направленную на установление в отношении объектов оценки рыночной или иной стоимости;

· в соответствии с новой редакцией За­кона о банкротстве арбитражным управля­ющим признается гражданин Российской Федерации, являющийся членом одной из саморегулируемых организаций арби­тражных управляющих. Арбитражный управляющий является субъектом профес­сиональной деятельности и осуществляет регулируемую указанным Законом профес­сиональную деятельность, занимаясь част­ной практикой.

В рамках такой «законодательной пере­квалификации» отменяется требование о регистрации ведущих эту деятельность субъектов в качестве предпринимателей, вводится правило о том, что они осущест­вляют профессиональную деятельность, занимаясь частной практикой. Эта тенден­ция коснулась тех субъектов, для которых законами введено обязательное членство в саморегулируемых организациях соответ­ствующего вида.

Как следует из Закона об аудите 2008 года, цель аудита - это не получение при­были, а выражение мнения о достоверности финансовой (бухгалтерской) отчетности ау­дируемых лиц. Указанная цель сообщает ау­диту общественно значимый характер, что подтверждено в Постановлении Конститу­ционного Суда РФ от 1 апреля 2003 г. № 4-П. Аудит социален, общественно значим, тогда как аудиторская деятельность носит част­ный предпринимательский характер. Такая двойственность приводит к тому, что со­циальная деятельность аудиторов вступает в противоречие с их предпринимательской деятельностью.

В то же время современному обществу известны лица привилегированных про­фессий,  – это лица, которые получают доход, используя предоставленные государством преимущества ими избранной социально значимой профессии, так называемые «про­фессиональные привилегии». Привилегия­ми в силу своей профессии обладают судьи и нотариусы, адвокаты и аудиторы, врачи и священнослужители, политики и журнали­сты, ученые и учителя.

Привилегия аудитора - в том, что его за­ключение по результатам аудиторской про­верки является документом, имеющим юри­дическое значение для всех юридических и физических лиц, органов государственной власти и управления, органов местного са­моуправления и судебных органов.

Признание аудиторской деятельности на законодательном уровне профессиональной деятельностью, а не предпринимательской приведет к решению следующих задач:

- сделает аудит по-настоящему независи­мым;

- повысит престиж профессии аудитора;

- сделает возможным тарификацию услуг аудита;

- позволит избежать демпинга на аудиторском рынке;

- повысит качество аудиторских услуг.

Предложенные выше направления будут использованы нами для дальнейшей разра­ботки концепции аудита. Приглашаем всех заинтересованных в развитии отечествен­ного аудита совместной работе.

Статью подготовили: Баранов Павел Петрович, д.э.н., заведующий кафедрой информационно-аналитического обеспечения и бухгалтерского учета Новосибирского государственного университета экономики и управления (НГУЭиУ), Кизь Владимир Владимирович, к.э.н., генеральный директор ЗАО КГ «Баланс», Жуков Сергей Павлович, член Правления СРО аудиторов Ассоциация «Содружество» (СРО ААС), председатель Совета Сибирского территориального отделения, председатель комитета СРО ААС по конкурсным отборам, Левенсон Анна Самуиловна, генеральный директор ООО «СИБИРСКАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ КОМПАНИЯ – АУДИТ». 

Источник: Журнал «Аудит» №4, 2019.