• Слайд №5

    Новые правовые решения для лучших компаний страны
  • Слайд #1

    Правильные и смелые решения для развития и защиты бизнеса наших клиентов
  • Слайд #2

    Профессионалы в области системного использования правовых и экономических знаний
  • Слайд #3

    Мы честно и открыто делаем нашу работу

В интересах региона. Интервью С.В. Карпекина для «Совет Директоров Сибири»

17 июля

На заседании Советов МАРП и НГТПП, обсуждающих перспективы экономического развития региона с участием губернатора Андрея Травникова, президент МАРП Сергей Карпекин выступил с инициативой создания межведомственной комиссии по работе с проблемными предприятиями

Тема поддержки предприятий в той или иной форме поднимается постоянно. И вряд ли предприятие любой формы собственности откажется от бескорыстной помощи общества и государства. Некоторые отрасли (сельскохозяйственная, например) государственными преференциями пользуются давно. Поэтому нельзя сказать, что инициатива С. Карпекина прозвучала неожиданно. Но есть один нюанс: Сергей Вадимович предложил помогать не создаваемым, а уже состоявшимся, имеющим историю успеха предприятиям, но оказавшимся в очень сложной ситуации.
Такие ситуации случаются нередко. Что неудивительно: бизнес находится в условиях жесткой, высококонкурентной среды. Причины же могут быть самыми разными: недобросовестность партнеров, внутренние разногласия, ошибки в управлении, кризис в отрасли. Возникает вопрос: каковы в этом случае критерии отбора предприятий, достойных поддержки? С этим вопросом мы обратились к Сергею Карпекину — и не только как руководителю крупной межрегиональной ассоциации, но и опытному бизнесмену — генеральному директору «Сибирской Юридической Компании».

Н. Секрет (далее – Н.С.): — Сергей Вадимович, Вы президент организации, миссия которой изначально в том, чтобы защищать предпринимателей в случае возникновения всякого рода проблем с бизнесом. В таком случае, почему предложение о создании постоянно действующей межведомственной комиссии по работе с проблемными предприятиями столь акцентированно прозвучало именно сейчас?
С. Карпекин (далее – С.К.): — Действительно, защита руководителей, входящих в МАРП, и их бизнеса от разного рода рисков — одна из главных наших задач. Она всегда понималась и транслировалась нами в диалоге с органами власти. Иногда причины имеют исключительно внешний характер — все мы помним рейдерские захваты и всё с этим связанное. Некоторые члены МАРП непосредственно с этим столкнулись. Но они бывают и субъективными, управленческие решения могут привести к тому, что предприятие окажется на грани закрытия. Бывает, что собственники выводят средства компании в другие проекты. То есть существует набор объективных и субъективных обстоятельств, которые могут привести или приводят к тому, что предприятие может прекратить свою деятельность. Такие случаи не редкость, поэтому мы считаем своим долгом оказать поддержку своим коллегам и попытаться спасти пусть не все, но хотя бы некоторые действующие предприятия.
Почему именно действующие? Дело в том, что новый бизнес еще нужно создать, какое-то время потребуется, чтобы вый-ти на проектную мощность, государству при этом предстоит оказать им поддержку. Отдача появится лет через пять-семь. Те, кто работает сегодня, уже генерирует выручку, обеспечивает рабочие места, платит налоги, то есть укрепляет экономическую мощь региона. Остановка такого предприятия — реальная потеря для всех.

Н.С.: — Именно поэтому вы обращаетесь к власти?
С.К.: — Мы не перекладываем ответственность: пытаемся сами предлагать меры, что-то рекомендовать руководителям для преодоления подобных ситуаций. Некоторые вопросы выносятся нами в публичную плоскость. Например, вопрос о недобросовестном поведении крупных корпораций в отношении предприятий МСБ. Известны примеры, когда корпорации злоупотребляли своим положением: сначала предлагали некомфортные условия торгов, а потом не выполняли и их (в частности, не производили своевременный расчет). Наша задача — найти способы и методы возможного исправления подобных ситуаций. Почему мы обращаемся именно к власти? Власть имеет достаточно большие возможности для помощи предприятиям. Например, губернатор области может выйти на уровень федерального правительства и даже на уровень президента — есть такие вопросы, которые решает и глава государства. Кстати, очень часто компании испытывают трудности именно из-за действий органов власти. Например, это касается избыточного надзора (случай с ХК ПАО «НЭВЗ-Союз»). Обычно предприятие, выпускающее военную продукцию, проверяется два-три раза в год, с НЭВЗ-Союз все обстоит иначе. Это мешает работе, создает сложности, вызывает риски. Возникает разумное сомнение: а не по заказу ли это делается? В этом случае власть реально может повлиять на эту ситуацию, изменить её к лучшему.
Надо сказать, что органы власти идут нам навстречу. Каждое проблемное предприятие отслеживается, по каждому проводится определенная работа. В этом плане наше предложение касается более «тонких» настроек. Да, механизм есть и сегодня, но он не систематизирован. Работа проводится, но в большинстве случаев ситуации это не меняет.
Наше обращение к власти — это постановка новой задачи. Ведь если работа проведена, а результата нет, значит, меры недостаточны. Часто каждый делает лишь то, что может. А о том, что есть другие каналы или, может быть, нужно выйти на уровень более высокий, речи не идет. В итоге мы «бьем по хвостам». Поэтому назрела потребность в некоем координирующем органе. В него, кроме представителей органов власти и бизнеса, может войти, например, уполномоченный по защите прав предпринимателей, при этом работа должна осуществляться по всем направлениям. Комиссия должна действовать на постоянной основе, она должна вести мониторинг всех проблемных предприятий, пользоваться системой сбора информации, иметь налаженный контакт с руководителями проблемных компаний. На мой взгляд, это благая идея, и она требует лишь организационных усилий. Повторяю: мы должны абстрагироваться от того, какая причина привела к кризисной ситуации, как ведёт себя руководитель (бывает, например, что у некоторых столкнувшихся с крупными проблемами элементарно опускаются руки). Всё это не должно нас беспокоить. Мы обязаны установить контакт, согласовать алгоритм действий и определить систему мер. Даже если в половине случаев наша работа окажется эффективной, это большой плюс для экономики региона. Без сомнения: одновременно нужно заниматься и вновь создаваемыми предприятиями, ведь без этой работы нас ждет стагнация.

Н.С.: — Сергей Вадимович, какой вы видите межведомственную комиссию, чего от неё ожидаете?
С.К.: — Во-первых, нам бы не хотелось, чтобы комиссия была отдана на откуп чиновникам. «Первую скрипку» в ней должны играть общественные объединения предпринимателей и бизнеса — их у нас не одно и не два. Почему? Они всегда находятся «на острие». О проблемах коллег они узнают значительно раньше других. Во-вторых, необходимо представительство ключевых министерств. Участие силовых ведомств под вопросом: практика показывает, что включение силовиков в такие общественные структуры в силу специфики их работы имеет низкий КПД. К тому же, если комиссией будет выявлено, что с предприятием поступили настолько недобросовестно, что это граничит с преступлением, мы можем сами обратиться с заявлением в органы правопорядка. Межведомственная комиссия будет не принимать меры, а определять их необходимый набор и рекомендовать его органам, способным эффективно его реализовать. Комиссия будет представлять собой оперативный координирующий центр. Поскольку в проблемной ситуации чрезвычайно важен фактор времени.
Конечно, возможности даже у проблемных предприятий разные. Но критичная ситуация не может продолжаться бесконечно: если предприятие оставит без заработной платы свой персонал, перестанет платить обязательные текущие налоги, рано или поздно оно войдет в банкротство или будет задешево продано. Что тоже должно рассматриваться нами как один из вариантов развития событий. Показательный пример: компания «Инмарко» — крупнейший за Уралом новосибирский производитель мороженого. Его купил другой собственник, и, проанализировав ситуацию, решил: держать такое предприятие в Новосибирске невыгодно. Компания была переформатирована под склад. В итоге наш регион потерял всё, что «Инмарко» генерировало в виде налогов. Или пример Новосибирского гормолзавода. Он был куплен и закрыт, теперь на его месте растет стройка. Возможно, нужно было использовать иные методы? Например, перенос на другое место — предприятие было бы сохранено. Но сделали так, как сделали. Или история с жиркомбинатом: его хотели перенести, чтобы он не загрязнял город, не портил вид. В итоге — просто закрыли. Теперь вместо «Новосибирского провансаля» на полках наших магазинов стоит провансаль саратовский. Можно много говорить о нашей тяжелой промышленности, но если в магазинах мы видим более 70 процентов товаров, произведенных за границами Новосибирской области, сложно ожидать прорыва в региональной экономике. Пока большей частью мы кормим другие российские регионы, и это безрадостно. Уверен, что здравый протекционизм необходим: чем больше в Новосибирской области будет производиться товаров, которые мы же и потребляем, тем более стабильную и сбалансированную экономику мы будем иметь. Идеи по запуску таких производств есть, и мы будем над этим работать. Но сохранить те предприятия, которые уже есть и действуют — это, мне кажется, не менее, а более важная задача.
Нужно сказать, что попытки создания подобных комиссий были и ранее. Но тогда действовали иные модели управления. Сейчас власть меняет свои подходы, и это нормально. Мы также должны поменять свои. Сейчас у власти более технократичный, более системный подход, и он работает. Очень системно к работе подходит и губернатор: при нашей встрече он сразу вспомнил, что обсуждалось ранее, в январе, поднял список своих поручений, проверил, что сделано. Инициатива о создании межведомственной комиссии озвучена, воспринята, и я думаю, что А. Травниковым будет дано соответствующее поручение. При этом нам нужно обсудить ключевые моменты со всеми принимающими решение, сформировать комиссию, которая не была бы раздута, а была компактной и рабочей. Чтобы она состояла из людей, которые могут своим интеллектом, своими компетенциями помочь достичь результата. После формирования комиссии мы планируем сосредоточиться на значимых для региона промышленных и производственных предприятиях. Торговать мы умеем неплохо, задача — вернуть былой потенциал и статус Новосибирска как мощного индустриального центра. Реальность такова, что мы теряем действующие промышленные предприятия, иногда очень крупные («Сибсельмаш», «Сибэлектротерм»). Сейчас они существуют в виде разрозненных корпусов, система функционирования единого предприятия полностью разрушена. Да, на их территории действуют мелкие компании, но даже в сумме они не приносят того эффекта, который был ранее. И это большая потеря для нашей экономики.

Н.С.: — Инициатива прозвучала, она услышана. В интересах предпринимательского сообщества, чтобы комиссия приступила к работе, и чем быстрее, тем лучше. Что предстоит сделать в ближайшее время? 
С.К.: — Нам необходимо отработать регламент, механизмы и найти четкий алгоритм работы. Надеюсь, что в ближайший месяц мы вернемся к этому вопросу и дополнительно проработаем его совместно с органами власти. МАРП, как самая заинтересованная организация, готова посвятить этому своё время и силы. Мы должны доказать, что способны сохранить наши предприятия. Если справимся с этой непростой задачей, это однозначно поднимет авторитет МАРП среди руководителей и поддержит региональную экономику.

Опубликовано: Журнал «Совет Директоров Сибири», № 6 (165) июнь 2019