• Слайд №5

    Новые правовые решения для лучших компаний страны
  • Слайд #1

    Правильные и смелые решения для развития и защиты бизнеса наших клиентов
  • Слайд #2

    Профессионалы в области системного использования правовых и экономических знаний
  • Слайд #3

    Мы честно и открыто делаем нашу работу

Инвестиционные платформы: продолжение следует? Статья Елены Столяровой для "Совет Директоров Сибири"

1 октября

 

В начале августа текущего года увидел свет очередной «цифровой» законопроект

Речь идет о Федеральном законе «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» № 259-ФЗ от 02.08.2019.
Взамен заимствованного иностранного термина «краудфандинг» в наименование проекта вынесено название основного инструмента такого альтернативного способа привлечения инвестиций — инвестиционная платформа.
Закон чрезвычайно перспективен и востребован, особенно для «проектов высокотехнологичных малых и средних компаний на ранних стадиях развития».
Представляем анализ основных положений нового закона.
Предметом регулирования закона являются отношения, возникающие в связи с инвестированием и привлечением инвестиций с использованием инвестиционных платформ, правовые основы деятельности операторов инвестиционных платформ, возникновение и обращение утилитарных цифровых прав, а также выдача и обращение ценных бумаг, удостоверяющих утилитарные цифровые права.
Инвестиционная платформа является размещенным в сети Интернет электронным (цифровым) инструментом заключения договоров, на основании которых привлекаются инвестиции. Для физических лиц может быть предусмотрена возможность доступа к инвестиционной платформе через мобильное приложение.
Участниками инвестиционной платформы являются:
— лица, привлекающие инвестиции (коммерческие организации и индивидуальные предприниматели);
— инвесторы (юридические и физические лица);
— иные лица (например, депозитарии).
Организовывает деятельность по привлечению инвестиций оператор инвестиционной платформы. Им может быть только хозяйственное общество, включенное Банком России в соответствующий реестр. Соответственно, на Банк России возложена и функция контроля деятельности операторов.
Оператор инвестиционной платформы обязан идентифицировать лиц, с которыми заключает договоры, в том числе посредством использования сведений, полученных из единой системы идентификации и аутентификации (ЕСИА). Требования по идентификации клиентов, установленные Федеральным законом «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», также в полной мере будут распространяться на операторов инвестиционных систем.
В отношении инвестора — физического лица — оператор, помимо прочего, должен убедиться в том, что тот ознакомлен с рисками инвестирования и принимает их.
На оператора инвестиционной платформы также возложена обязанность контроля соблюдения установленных законом ограничений по суммам инвестирования: по общему правилу в течение одного года одно лицо может привлечь с использованием инвестиционных платформ инвестиций на сумму, не превышающую одного миллиарда рублей.
Для физических лиц сумма вложений посредством инвестиционных платформ за один год не должна превышать 600 тысяч рублей. При этом ограничение не распространяется на физических лиц, признанных в соответствии с Федеральным законом «О рынке ценных бумаг» квалифицированными инвесторами.
Оператор инвестиционной платформы выступает в отношениях между участниками инвестиционной платформы в качестве некоего посредника. С одной стороны, оператор заключает с лицом, привлекающим инвестиции, (1) договор об оказании услуг по привлечению инвестиций, с другой стороны, оператор заключает с инвестором (2) договор об оказании услуг по содействию в инвестировании. Итогом такого взаимодействия должно стать заключение между участниками инвестиционной платформы (3) договора инвестирования.
Договоры, заключаемые участниками инвестиционной платформы с оператором, являются договорами присоединения, стандартные формы которых предусмотрены в правилах инвестиционной платформы.
Предметом договоров инвестирования является осуществление инвестиций следующими способами:
1) предоставление займов;
2) приобретение эмиссионных ценных бумаг, размещаемых с использованием инвестиционной платформы;
3) приобретение утилитарных цифровых прав.
Понятие утилитарных цифровых прав является нововведением комментируемого закона (в первой редакции такие права назывались токенами). Утилитарные цифровые права могут возникать только с использованием инвестиционных платформ, а их содержание определяется путем установления в законе закрытого перечня прав требования:
1) право требовать передачи вещи (вещей);
2) право требовать передачи исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и (или) прав использования результатов интеллектуальной деятельности;
3) право требовать выполнения работ и (или) оказания услуг.
При этом имущество, права на которое или сделки с которым подлежат государственной регистрации или нотариальному удостоверению, не может передаваться с использованием утилитарных цифровых прав.
Важной новеллой закона, появившейся только ко второму чтению, является предусмотренная им возможность учета выпущенных в инвестиционной платформе утилитарных цифровых прав в системе депозитариев. Для учета цифровых прав депозитарии смогут открывать счета депо их владельцам.
В этом случае утилитарное цифровое право в инвестиционной платформе осуществляет уже не инвестор, а депозитарий по указанию депонента, являющегося фактическим инвестором. Таким образом, все законодательные требования и риски, связанные с идентификацией клиента (инвестора), перекладываются на депозитарий.
Однако по таким счетам депо, открываемым депозитарием их владельцам, переход цифровых прав, их обременение и ограничение распоряжения ими не допускается. Возникновение утилитарного цифрового права, его осуществление, распоряжение им возможно только в инвестиционной платформе.
Тем не менее оборот цифровых прав в системе депозитария возможен следующим образом: депозитарий выдает обладателю утилитарного цифрового права т. н. «цифровое свидетельство» — неэмиссионную бездокументарную ценную бумагу, закрепляющую право владельца утилитарного цифрового права требовать от депозитария оказания услуг по осуществлению утилитарного цифрового права и (или) распоряжения им определенным образом.
Учет и переход прав на цифровые свидетельства, а также их любые обременения будут осуществляться согласно правилам, установленным для оборота бездокументарных ценных бумаг, непосредственно в системе депозитария без обращения к данным инвестиционной платформы.
В заключение можно отметить, что хотя и не семимильными шагами, но все-таки мы движемся вперед к внедрению цифровых технологий в экономику. На очереди — закон о цифровых финансовых активах.

Продолжение следует? 

Опубликовано: Журнал "Совет Директоров Сибири" №9(168)